Ее дочка не хочет, чтобы мать касалась ее. Спустя 5 лет она узнает ужасную правду

914

Тина Трастер и ее муж всегда мечтали о детях.

Но все было не так просто,  и после нескольких лет безуспешных попыток они решили удочерить девочку.

Их приемная дочь Юлия жила в приюте в Сибири,  и попала в свою новую семью, когда ей было всего 8 месяцев.

Вскоре Тина поняла,  что-то не так.

Многие могут подумать, что усыновление ребенка – это всегда нечто хорошее и приятное, возможность дать новый дом брошенному ребенку.

Но реальность может быть совсем другой. Тина и Рик взяли Юлю из российского детского дома в 2003 году. Им было по 40 лет.

Тина и Рик надеялись, что девочка скоро их полюбит.
Но вскоре они поняли, что-то не так. Юлия не проявляла никаких чувств.
Она никогда не смотрела матери глаза, она не хотела, чтобы Тина брала ее на руки.  Она всегда была грустной и находилась в состоянии апатии.
Тина была очень подавлена. Она не знала, что делать. Ей казалось, что она плохая мать, потому что ее собственная дочь ее отвергает.

“Я впала в депрессию, я думала, что совершила ужасную ошибку. Может быть, мне не суждено было  стать матерью”, — пишет Тина в своем блоге.

Тина изо всех сил старалась сделать жизнь своей приемной дочери лучше, но ничего не получалось. Прошло время, Юля пошла в детский сад, но проблемы не исчезли.

Когда Тина приходила забирать девочку из садика, она видела, что Юля всегда одна. Иногда она даже пряталась под столом.

Тина была в отчаянье, она понимала, что ей  нужно с кем- то посоветоваться. Ей нужна была помощь.
Наконец он решила пойти к педиатру, чтобы поговорить о поведении своей дочери. Тогда она  и  услышала впервые о таком заболевании, как “реактивное нарушение привязанности”.

У Юли было расстройство, которое встречается у многих детей из детских домов, брошенных в раннем возрасте.

Это — необычное, но очень  серьезное расстройство, которое мешает младенцам и маленьким детям выстраивать здоровые эмоциональные отношения со своими родителями.

Джулия избегала своей матери, потому что у нее была психологическая травма и она не  получала поддержки и любви от своих биологических родителей.

Тина и ее муж Рик не хотели отказываться от своей дочери. Они решили бороться и вместе справиться с этим заболеванием. Они каждые день делали все возможное,  чтобы Юля эмоционально восстановилась и снова смогла доверять взрослым .

Реактивное нарушение привязанности можно вылечить, если ребенок как можно  раньше получит необходимую помощь.

Постепенно Тина и Рик добились того, что их дочь начала выздоравливать. Этот долгий путь Тина описала в своей книге “Дважды спасенная Юлия”.

“Она позволила мне быть ее матерью. И для меня большая честь завоевать ее доверие, потому что я знаю, что она борется каждый день со своими страхами”, — пишет Тина в своей книге.

Сейчас Юлия нормально общается с окружающими, как и многие другие дети. Он любит животных, играет на скрипке, а ее любимый фильм  —  “Пиноккио”.

Семья очень сильно гордится своей дочерью.  Теперь она,  наконец-то, чувствует себя в безопасности и может жить нормальной жизнью,  которую заслуживает любой ребенок.

История Юлии и ее семьи меня очень тронула. Поделитесь ею с другими, если считаете, что все дети заслуживают того, чтобы их любили, независимо от трудностей, через которые он прошли и последствий этих трудностей. Родители, которые решаются на усыновление ребенка, должны понимать, через что им пришлось пройти и должны быть готовы дать им всю свою любовь,  несмотря ни на что.

Перевод: Emunto