«Запрещенный прием»: реакцию Познера и Литвиновой объяснил психолог

512

«Калека», «ампутант», «инвалид», «что-то близкое к искусству». Перед членами жюри стоял танцор, который исполнил удивительно красивый и пластичный номер. К сожалению, люди приняли решение обратить внимание не на таланты артиста, а на его ограничения. Почему?

«Стигма» — это термин, который редко используется в повседневной речи. Слово «ярлык», пожалуй, встречается чаще. То, что происходило на сцене шоу, идеально подходит под пример стигматизации и страхов, с ней связанных.

«Это запрещенный прием», — пожаловался Владимир Познер, отметив, что он не может от этого закрыться. «Когда человек выходит, как вы, без ноги, невозможно сказать „нет“. Потому что это некий подвиг: человек сумел преодолеть то, что очень немногие могут преодолеть. И в этом, на мой взгляд, запрещенность приема. Я восхищен, снимаю шляпу, но буду голосовать против», — сказал Познер и нажал красную кнопку. «Это ваш выбор», — коротко ответил Евгений Смирнов.

Коллеги поддержали Познера. Рената Литвинова предложила артисту пристегнуть ногу. «Она мне только мешает. Я танцую так, как я живу», — попытался объяснить танцор. Не было причин ему не верить.

Выйти на сцену человеку с ограничениями — это риск. Мы, общество, которое считает себя просвещенным и знакомо с понятием «толерантность», до сих пор не понимаем, что делать с тем, что вокруг нас то тут, то там появляются люди Х, которые хотят жить не в замкнутых пространствах, а в самом обычном для нас мире. Большинство из нас замечает людей с ограничениями лишь на улицах — они просят милостыню. Все шире распространяющаяся информация о том, что зачастую это актеры, лишь убеждает нас: доверять никому нельзя.

На самом деле можно. Благодаря СМИ, социальным сетям, развитию сети НКО возможности людей перестают быть ограниченными, и они все громче заявляют о себе. Среди наших друзей, коллег, знакомых все больше тех, кто принимает решение поддерживать эту тенденцию, но все в том же контексте — оказывая помощь. Мы подключаем автоплатежи,устраиваемся волонтерами в фонды. Но не всегда и не всем нужна наша помощь. В определенный момент человек переходит на этап принятия своего положения,он научается жить полноценно с теми возможностями, что у него есть. И на этом этапе ему важно получить признание того, что отсутствующие нога или рука не делают его иным,мутантом он является только в нашей голове. На самом деле, он самый обычный человек с теми же стремлениями и желаниями, амбициями и готовностью внести свой вклад в общество, что и любой другой.

Но мы продолжаем стигматизировать. Защищаясь от тревоги, которая проявляется внутри(«как реагировать?», «что я ему скажу?», «а вдруг он обидится?»), мы начинаем обвинять человека в том, что он на нас давит. Хотя давление — это внутреннее переживание. И стоит разобраться с собой: какие убеждения рождают это чувство? Нотка сомнения может спасти ситуацию: а прав ли я, думая, что сейчас меня пытаются «развести» на жалость? И кто в этой ситуации оказывается жертвой: человек, который жалуется на то, что на него давят,что он не может защититься, или тот, кто, преодолев страхи и рискуя, выходит на общих началах, чтобы получить свою минуту славы? Эта жертвенная позиция — дело добровольное, надо сказать. «Это ваш выбор», — разумно парировал Евгений.

Мало кто знает, но в обществе постепенно разворачивается борьба против термина ОВЗ. «С особыми потребностями», — так просят называть себя люди, которые считают, что все барьеры преодолимы и в большинстве случаев они в голове у воспринимающих. Самым ярким примером человека с неограниченными возможностями является мотивационный оратор Ник Вуйчич. Интересно, что бы он ответил на просьбу пристегнуть отсутствующие руки и ноги? Посмеялся бы и напомнил о том, что он и так отлично на серфе катается. Правда в том, что, когда слушаешь Вуйчича, спустя пять минут забываешь о том, что у него синдром тетраамелии. Он просто блестящий спикер. И был бы таким, даже без синдрома. Это наш личный выбор — на что обращать внимание, когда перед нами оказывается тот или иной человек. Стигматизировать можно все что угодно. Может быть берет неправильно надет. А может, он в глаза не смотрит. Если этот человек позиционирует себя как юриста,художника, врача, ученого, смысл спорить с ним?

Конечно, нам еще придется учиться и учиться принятию. Нас будут мучить страхи, мы будем ощущать неловкость. Нам будет казаться, что мы должны воспринимать человека, который принял решение участвовать в общем конкурсе, особым образом. Но это не так. Как сказала мудрая Амели: «Если палец показывает на небо, глупо смотреть на палец». Если человек решил выступить с танцем — оценивать нужно пластику, а не сережку в носу.

Дарья Яушева, психолог, журналист
Источник